Испанский профсоюз Federacion de Servicios de Comisiones Obreras при поддержке четырех других профсоюзных организаций подал групповой иск к банку Deutsche Bank SAE, добиваясь обязать банк настроить систему для записи фактического количества часов, отработанных каждый день его сотрудниками. Такая система позволила бы проверить, соблюдены ли установленные рабочие часы и соблюдено ли обязательство раскрывать представителям профсоюза информацию о ежемесячной сверхурочной работе в соответствии с национальным законодательством. Профсоюзы считают, что обязательство по внедрению такой системы вытекает не только из национального законодательства, но и из Хартии основных прав Европейского Союза и Директивы 2003/88. С другой стороны, Deutsche Bank утверждает, что из решений Верховного суда Испании ясно, что согласно испанскому законодательству такого общего обязательства не существует.

В своем решении от 23 марта 2017 года Верховный суд установил, что не было общего обязательства фиксировать рабочее время, поскольку испанское законодательство просто обязывает вести учет сверхурочной работы и, в конце каждого месяца, сообщать количество сверхурочных часов, отработанных сотрудниками, если таковые имеются, представителям их профсоюза. В частности, Верховный суд отметил, что ведение учета нормального рабочего времени повлечет за собой риск неоправданного вмешательства со стороны предприятий в частную жизнь работников и что, когда испанский законодательный орган решил наложить требование ведения такого учет, это делалось в особых случаях, как, например, с работниками, занятыми неполный рабочий день, мобильными работниками, работниками торгового флота и железнодорожного транспорта.

В своем мнении Генеральный адвокат Питрузелла предлагает, чтобы Суд ЕС постановил, что Хартия и Директива 2003/88 налагают на предприятия обязательство установить систему учета фактического количества часов, отработанных каждый день для работников, занятых полный рабочий день, которые явно не дали согласия, индивидуально или коллективно, работать сверхурочно и которые не являются мобильными работниками или лицами, работающими в торговом флоте или на железнодорожном транспорте. Он также заявляет, что государства-члены, тем не менее, могут свободно определять, какой метод учета количества фактически отработанных часов каждый день лучше всего подходит для обеспечения эффективности законодательства ЕС.

Генеральный адвокат заявляет, что необходимо обеспечить, чтобы работники могли в полной мере и эффективно пользоваться правами, предоставленными им в соответствии с Хартией и Директивой 2003/88, в отношении максимального количества часов, которые могут работать, а также ежедневного и еженедельного отдыха. Полная и эффективная защита влечет за собой определение конкретных обязательств для вовлеченных лиц, чтобы гарантировать, что дисбаланс в экономических отношениях между работодателем и работником, который является более слабой стороной, не подрывает эффективное осуществление прав, предоставленных работнику Хартией и указанной директивой.

По словам Генерального адвоката, хотя государства-члены по-прежнему могут выбирать пути и средства реализации Директивы 2003/88, они в любом случае связаны конкретным обязательством в отношении достижения результата, который не связан с какими-либо условиями относительно применения правил, установленных Директивой 2003/88. Они должны принять национальные правила, которые подходят для обеспечения результата защиты безопасности и здоровья работников (защита которых является одной из основополагающих целей директивы), обеспечивая соблюдение ограничений рабочего времени и любых препятствий, которые могут фактически подрывает или ограничивать пользование правами, предоставленными директивой. Одно из обязательств государств-членов принимает форму наложения особой ответственности на работодателя, который, в свою очередь, обязан принять соответствующие меры, позволяющие работникам беспрепятственно осуществлять права, гарантированные Директивой 2003/88.

Генеральный адвокат считает, во-первых, что при отсутствии какой-либо системы измерения количества отработанных часов не может быть никакой гарантии того, что ограничения по времени, установленные Директивой 2003/88, будут действительно соблюдаться или, следовательно, что права, которые сама директива предоставляет работникам, могут осуществляться без препятствий. Без такой системы не может быть никакого способа установить объективно и с уверенностью, сколько фактически было выполнено работы или когда она была выполнена, или провести различие между обычными часами работы и сверхурочными. Даже государственным органам, ответственным за мониторинг соблюдения правил техники безопасности на рабочем месте, будет отказано в реальной возможности установления и устранения нарушений.

Во-вторых, Генеральный адвокат заявляет, что отсутствие такой системы значительно усложняет трудящимся получение защиты в судах. Действительно, в случае, если работодатель требует, чтобы работники превысили пределы рабочего времени, установленные в директиве, в отсутствие такой системы будет чрезвычайно трудно реализовать эффективные средства защиты от такого незаконного поведения. Как следствие, отсутствие системы фиксации значительно снизит эффективность прав, которыми Директива 2003/88 наделяет работников, поскольку они, по существу, будут зависеть от усмотрения их работодателя.

Таким образом, Генеральный адвокат считает, что обязательство измерять количество часов, отработанных каждый день, играет важную роль в обеспечении соблюдения работодателем всех других обязательств, установленных Директивой 2003/88, которые касаются ограничения продолжительности рабочего дня, периодов ежедневного отдыха, ограничений продолжительности рабочей недели, периодов еженедельного отдыха и возможной сверхурочной работы. Эти обязательства касаются не только права работников и их представителей на возможность периодически пересматривать объем работы, но и, прежде всего, защиты здоровья и безопасности на рабочем месте.

Из этого следует, что национальный суд Испании должен будет определить, принимая во внимание всю совокупность внутреннего законодательства и применяя методы толкования, признанные национальным законодательством, может ли он истолковать внутреннее законодательство таким образом,чтобы обеспечить полную эффективность законодательства ЕС. В случае невозможности толкования национальных положений в соответствии с Директивой 2003/88 и Хартией, национальный суд должен отклонить такие положения внутреннего законодательства и удостовериться в том, что существует обязательство предприятий по внедрению адекватной системы для записи количества часов, фактически отработанных каждый день. Генеральный адвокат отмечает, что это обязательство толковать национальное законодательство в соответствии с законодательством ЕС влечет за собой обязанность национальных судов изменять установленное прецедентное право, если это необходимо, если оно основано на толковании национального законодательства, которое несовместимо с целями директивы.

Отметим, что Генеральный адвокат хотя и является полноправным членом Суда ЕС, он не участвуют в рассмотрении, а лишь  выносит беспристрастное заключение, которое не является обязательным для суда. Хотя суд чаще всего принимает то же решение, что и Генеральный адвокат, нельзя утверждать, что судьи придерживаются именно мнения Генерального адвоката, поскольку суд мог прийти к одному и тому же выводу по разным юридическим причинам.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here